Рубрика 210. Островок толерантности

Как бы возмутительно это сейчас ни прозвучало, но расовая нетерпимость вполне нормальна для человеческой психики. Это вовсе не значит, что это хорошо, но это норма, а не какое-то отклонение. Дихотомия всегда была самым простым и понятным взглядом на окружающий мир, поэтому человек издревле делил социум на своих и чужих. До сих пор встречается некоторая неприязнь или соперничество между жителями соседних деревень, например, или районов в большом городе. Что уж говорить, когда речь заходит об иностранцах. А уж если у них кожа другого цвета… Древнее подсознание рекомендует нам опасаться всего чуждого, непохожего на нас. И как бы ни хотелось сейчас завершить абзац словами о том, что мы давно не первобытные люди и руководствуемся разумом, но даже самая современная история показывает обратное – по отношению к чужим мы чаще неандертальцы с дубиной. Это доказывает даже предыдущее уничижительное сравнение с неандертальцами, хотя самые современные исследования указывают на то, что объём их мозга был больше, а уровень развития вполне сопоставим с теми же показателями у человека разумного.

К чему было такое продолжительное вступление? Многие студенты, иногда даже старших курсов, часто задаются вопросом, почему в окрестностях Российского университета транспорта так много различных еврейских учреждений? Сегодня в рамках юбилейной рубрики расскажем об этом.

Магазин на улице Образцова

История антисемитизма слишком длительна, чтобы мы рассматривали её здесь даже тезисно и фрагментарно, она начинается ещё с Александрии первых веков до нашей эры. Поэтому переместимся сразу во времена существования нашего университета. В Российской империи антисемитизм был фактически государственной политикой, в результате которой с 1881 по 1914 годы страну покинуло почти два миллиона евреев, а многие из оставшихся начали активно поддерживать антиправительственные настроения в обществе и революционные движения. Февральская, а затем Октябрьская революции кардинально изменили положение евреев в обществе. Сперва Временное правительство отменило все сословные, религиозные и национальные ограничения и появились еврейские политические партии, а потом Ленин подписал декрет «О борьбе с антисемитизмом и еврейскими погромами» и впервые в истории российского государства представители этого народа начали занимать высокие посты в администрации и правительстве.

Конечно же на бытовом уровне антисемитизм никуда не пропал в одночасье, но по крайней мере на официальном уровне его не было. Однако, это продлилось не долго. В 1936 году Сталин в интервью Еврейскому телеграфному агентству критикует данное явление публично, но в том же году начинаются репрессии евреев, формально трактуемые как борьба с троцкистско-зиновьевской оппозицией. К 1939 году в ближайшем окружении Сталина остаётся только две еврея – заместитель Наркома обороны Лев Мехлис и Нарком путей сообщения Лазарь Каганович. Дело в том, что неприязнь к евреям на бытовом уровне у главы государства никуда не исчезала, что подтверждается свидетельствами соратников и очевидцев.

Лазарь Каганович и Иосиф Сталин, 1934 г.

При этом в советских вузах училось значительное число евреев. В 1939 году насчитывалось 98216 студентов-евреев (11,1 % от общего числа студентов). Это при том, что доля евреев в населении СССР в то время была небольшой — 1,78 % Представители этого народа составляли 17,1 % студентов Москвы, 19 % студентов Ленинграда, 24,6 % студентов Харькова, 35,6 % студентов Киева и 45,8 % студентов Одессы. Доля евреев со средним образованием была в три раза выше, чем у русских, а доля лиц с высшим образованием в девять раз выше. На переговорах с Министром иностранных дел Германии Иоахимом фон Риббентропом Сталин высказал решимость покончить с еврейским засильем среди интеллигенции.

Что случилось потом рассказывать никому не надо – величайшая гуманитарная катастрофа, Вторая Мировая война. И Холокост, как едва ли не самая омерзительная её часть. Несмотря на то, что доля добровольцев среди евреев была самой высокой среди всех народов СССР (27%), а невозвратные потери (40%) серьёзно превышали средние по армии (25%), бытовало мнение, что они служат на «Ташкентском фронте», то есть сидят в тылу. В 1943-1944 годах был издан ряд закрытых инструкций о регулировании национального состава на руководящих постах. Тогда же были введены ограничения на приём евреев в вузы.

Скульптурная композиция «Трагедия народов», посвящённая жертвам фашистского геноцида (Зураб Церетели, Москва, 1997 г.)

Вот тут-то в нашей истории и появляется Московский институт инженеров транспорта. Несмотря на продолжающиеся притеснения, несмотря на громкое «Дело врачей» и усилившийся антисемитизм Сталина, несмотря на то, что и после его смерти государственная политика в этом отношении не изменилась и даже министр культуры Екатерина Фурцева публично говорила о том, что число евреев-студентов должно быть равно количеству евреев-шахтёров, несмотря на всё это МИИТ стал одним из немногих московских вузов, которые свободно принимали к себе евреев. Да, он был не единственным, среди подобных можно назвать ещё МИРЭА, РГУНиГ им. Губкина, МИСиС, но именно МИИТ стал флагманом этого тихого, но непреклонного сопротивления. Появилась даже поговорка: «Если ты аид – поступай в МИИТ». Не вдаваясь в сложные лингвистические подробности (искажённое самоназвание евреев на идише в единственном числе) скажем, что это жаргонизм, обозначающий представителя этого народа.

Антисемитизм и ксенофобия по отношению к другим народам присутствует в обществе и до сих пор, но на государственном уровне она прекратилась с развалом Советского Союза. А память о том, что наш университет не поддавался примитивным чувствам страха и ненависти живёт вокруг нас. В частности, в открытом в 2012 году в здании Бахметьевского гаража Еврейском музее и центре толерантности. Это один из самых технологичных музеев Москвы, крупнейшая крытая выставочная площадка Европы и самый большой еврейский музей в мире.

Владимир Путин в Еврейском музее и центре толерантности

Перечислить всех известных евреев, окончивших наш университет, не представляется возможным, но мы назовём некоторых представителей культуры и искусства, так как это всё же сайт Дворца культуры. Итак, среди них:

Олег Владимирович Аронсон – искусствовед, философ, теоретик кино и телевидения;
Игорь Миронович Губерман – поэт и прозаик;
Крис (Анатолий) Арьевич Кельми – певец, музыкант и композитор;
Александр Шлёмович Левин – писатель и поэт;
Анатолий Наумович Рыбаков (Аронов) – писатель;
Виктор Иосифович Славкин – драматург и сценарист;
Евгений Львович Хавтан – музыкант, композитор и вокалист;
Юлия Исааковна Шмуклер – писательница;
Михаил Александрович Шнейдер – востоковед, учёный в области иудаики.

О некоторых из них подробнее можно почитать в статьях «Гуманитарии технического вуза» и «Певцы и музыканты из РУТ (МИИТ)».

Давайте же и дальше стараться не поддаваться первобытным страхам и предубеждениям, чем прославился наш вуз.

Оставить комментарий