Рубрика 210. Балетные судьбы

Все танцы на свете происходят из одного корня, скорее всего из вполне себе животных брачных танцев. Но за тысячелетия развития они разбились на многочисленные виды и стили, зачастую совсем не похожие друг на друга. К примеру, что может быть общего между народными танцами и классическим балетом? И тем не менее общность есть. И она, конечно, не столько в том, что Дворец культуры РУТ (МИИТ) всегда был открыт для любых направлений. Но в нашей «Рубрике 210» мы рассказываем именно о нём, и о тех выдающихся людях, кому доводилось быть в его стенах. И сегодня наши герои – Игорь Моисеев и Марис Лиепа – артисты балета с чем-то похожими, а чем-то очень разными судьбами.

Игорь Моисеев

Игорь Александрович Моисеев родился в Киеве в 1906 году в дворянской семье. Детские годы провёл в Париже и свободно говорил по-французски. Отец отвёл его в балетную студию в 14 лет, после уличной драки, чтобы избавить ребёнка от плохого влияния и в то же время укрепить организм. В наше время отвели бы на бокс или на карате, но то была семья адвоката и модистки начала ХХ века. В частной балетной школе Игорь проучился недолго, но не из-за скверного характера, а по причине открывшегося таланта – преподавательница сама отвела его в Государственную балетную школу. В 1924 году Моисеев окончил это заведение и был принят в труппу Большого театра, где солировал с 1931 года. В качестве танцовщика ему довелось поработать с такими знаменитыми балетмейстерами как Мариус Петипа, Александр Горский, который его учил в балетной школе, и Касьян Голейзовский. Кстати, автор этого текста проходил курс древнерусского искусства у Никиты Голейзовского, сына балетмейстера и знаменитой балерины Веры Васильевой. Но это лирическое отступление. Поработав с такими грандами Игорь Моисеев ставит свой первый балет «Футболист» уже в 1930 году. В то же время начинает преподавать и даже работать постановщиком физкультурных парадов на Красной площади. Столь юный балетмейстер возмутил сменившееся руководство Большого театра и от постановки новых танцев его вскоре отстранили.

Моисеев в образе Мато из балета «Саламбо», 1932 г.

Поворотным в жизни Моисеева стал 1936 год. Правда это никак не связано с репрессиями. Ему поручили сделать доклад о проблемах и перспективах балета в Комитет по делам искусств, а он заодно с этим поделился идеями развития народных танцев. Идея нашла поддержку у председателя Совнаркома СССР Вячеслава Молотова. Моисееву поручили постановку Всесоюзного фестиваля народных танцев, большой успех которого вскоре привёл того к мысли о создании Государственного ансамбля народного танца СССР (ГАНТ), который ныне носит его имя.

Марис Лиепа

В том же 1936 году в Риге на свет появился Марис Эдуардович Лиепа. Его отец работал мастером сцены в рижском Театре оперы и балета, в гостях часто бывали его коллеги, которые и поспособствовали творческому развитию Мариса. Сперва он пел в хоре мальчиков в опере «Кармен», а потом, вопреки желанию матери и по настоянию отца, который, как и Александр Моисеев, хотел чтобы его сын развивался физически, был отдан в Рижское хореографическое училище. Уже в 13 лет мальчик был задействован во взрослых постановках. Он танцевал половецкого мальчика в «Князе Игоре», китайского рабочего в «Красном маке», испанский народный танец сегидилья в «Дон Кихоте», краковяк и мазурку в «Бахчисарайском фонтане». То есть во многом начинал с народных танцев. А заодно и правда окреп физически, как хотел его отец, настолько, что даже стал чемпионом Латвии по плаванию вольным стилем на средние дистанции.

Марис Лиепа в детстве

ГАНТ под руководством Моисеева сразу поставил высокую профессиональную планку. В ансамбле были собраны лучшие танцоры в Советском Союзе. Артисты ездили с экспедициями и фиксировали народные танцы, песни и обряды, консультировались с фольклористами, историками и музыковедами, уделяли максимум внимания драматургии, сценографии и актёрскому искусству. Моисеев специально не выделял в ансамбле солистов, чтобы все его участники были одинаково готовы исполнять главные и второстепенные роли. Это принесло весьма быстрые результаты. Уже с 1938 года ГАНТ становится постоянным участником кремлёвских банкетов. Игорю Моисееву после этого 18 раз предлагали вступить в партию, но он отказывался, в том числе и потому что верил в Бога. Он отшучивался, что не хочет, чтобы его за это обсуждали на партсобраниях. При этом проблем у ансамбля и его худрука не было, они пользовались благосклонностью самого Сталина, который на одном из мероприятий поинтересовался чего не хватает коллективу и, узнав, что у него нет репетиционного помещения, разрешил выбрать любое здание в Москве. А спустя ещё некоторое время ансамблю был выделен специальный поезд для гастролей, с кухней, поваром и прочим обслуживающим персоналом.

ГАНТ

Моисеев так ценился руководством страны, что во время Великой Отечественной войны его не отпустили гастролировать на линии фронта, в то время как отдельные артисты его коллектива уходили на фронт и он самолично заменял их, что, конечно же, чисто физически было невозможно сделать за всех. Тогда Моисеев создал первую в СССР профессиональную школу народного танца и пополнял ГАНТ её выпускниками. Ансамбль не просто восстановил свои творческие силы, но и сумел заработать 1,5 миллиона рублей на танк, который отправился на фронт под названием «ГАНТ СССР».

Всемирной славы ансамбль добился послевоенными гастролями. Он стал своеобразной творческой визитной карточкой СССР. Был первым советским коллективом, побывавшим в Париже и Лондоне, позже в США, а в итоге на всех континентах, кроме Антарктиды. Первое время американцы даже подозревали в участниках ансамбля сотрудников КГБ, но как писала одна из их газет: «Если у них чекисты так танцуют, то как должны танцевать настоящие артисты?..» Во Франции после гастролей ГАНТа на некоторое время установилась мода на женские сапожки «казачок».

Ансамблю была посвящена целая серия марок, а сам Игорь Моисеев был филателистом

Тем временем Марис Лиепа продолжал обучение. В 1953 году его пригласили в столицу и приняли в Московское хореографическое училище, где ранее преподавал Моисеев, однако стипендии не дали, так что родители продали дачу, чтобы Марис смог учиться в Москве. Училище он окончил с отличием, но был вынужден вернуться в Ригу, так как в Большой театр его не взяли с резолюцией о том, что национальные кадры должны работать на местах. Продвижению карьеры помогла Майя Плисецкая, которая пригласила молодого рижанина в качестве своего партнёра на Дни культуры СССР в Венгрии, где он станцевал партию мечты – Зигфрида в «Лебедином озере». На знаменитой балерине Марис был недолго женат, что сама Плисецкая скрывала. После этого его пригласили на работу в Московский академический музыкальный театр им. Станиславского и Немировича-Данченко, где он успешно танцевал четыре года и добился популярности среди столичных любителей балета. В 1960 году Марис гастролировал в Польше вместе с коллективом Большого театра, куда его вскоре и пригласили, чему поспособствовала именно его творческая заинтересованность, а не вопросы зарплаты и условий труда. Именно на сцене Большого театра Моисеев и Лиепа косвенно пересеклись в знаменитом балете «Спартак» композитора Арама Хачатуряна. Моисеев поставил его в 1958 году, а Лиепа танцевал Красса в 1968-ом, в постановке Юрия Григоровича, за что был удостоен Ленинской премии.

Марис Лиепа в образе Красса

1960-е годы стали пиком карьеры Мариса Лиепы, которая уже в начале 1970-х пошла под откос из-за конфликта с авторитетнейшим балетмейстером Большого театра Юрием Григоровичем. Для него не находят места в новых постановках «Лебединого озера», «Жизели», «Ромео и Джульетты». За 14 лет он танцует только четыре новые партии, в том числе принца Лимона в «Чиполлино». Марис попытался найти себя в кино. Сыграл в нескольких популярных тогда фильмах-балетах. Кроме них были художественные «Могила льва», «Четвёртый», «Приключения Шерлока Холмса и доктора Ватсона: Двадцатый век начинается». Участвовал в фильме-спектакле «Бенефис Людмилы Гурченко», в котором создал сразу несколько забавных образов, но был раскритикован за это коллегами по театру. При этом за рубежом Лиепа по-прежнему был востребован, танцевал в Дании, Исландии и Австралии, 40-летие отмечал на античной сцене в Афинах, а 30-летие творческой деятельности в Софийской народной опере, где некоторое время руководил балетной труппой. К профессиональным неурядицам добавились проблемы в личной жизни, он ушёл от второй жены, от которой у него родились сын Андрис и дочь Илзе, к тому времени уже набирающие популярность в балете. Третий брак продержался пять лет, а четвёртый и вовсе был гражданским.

Марис Лиепа в роли отца Бэмби по мотивам известной сказки об оленёнке

В 1981 году он пишет книгу, которая самим своим названием выражает жажду творчества: «Я хочу танцевать сто лет». Но этому не суждено было случиться. В 1982 году он последний раз танцует Красса на сцене Большого театра, после чего худсовет театра по инициативе Григоровича признаёт его профнепригодным. Приказ о своём увольнении он увидел на доске объявлений, пропуск был аннулирован, и он одалживал его у коллеги, чтобы проникать на репетиции сына. В 1986 году ему не дали пост балетмейстера Рижского театра оперы и балета и не позволили создать собственный. В 1989 году разрешение создать свой театр дал Моссовет, даже успели разместить объявление о конкурсе, но было уже поздно, сердце артиста не выдержало после того, как охранник Большого театра не пустил его в здание и отнял пропуск. Марису Лиепе было 52 года.

Игорю Моисееву на тот момент 83. Он член коллегии Большого театра, его ансамбль награждён Орденом Дружбы народов. Моисеев активен и даже назначен в 1996 году членом президиума Российской Академии искусств. Он прожил почти 102 года, консультируя артистов своего коллектива до последних дней своей жизни, даже находясь в больнице, просматривая видеозаписи репетиций. После смерти ансамбль получил его имя, а в 2015 году статус особо ценного объекта культурного наследия народов России. Активно работает и до сих пор.

Игорь Моисеев на репетиции, 2001 г.

Как вы уже понимаете, и Марис Лиепа, и ансамбль Игоря Моисеева в своё время выступали на сцене Дворца культуры МИИТ. Также есть планы пригласить знаменитый ансамбль на концерт, посвящённый 125-летию нашего университета.

Оставить комментарий